Диета  » Низкоуглеводные диеты  » Низкоуглеводная диета

Низкоуглеводная диета

Все что вы хотели знать о низкоуглеводных диетах, но не у кого было спросить

DIETA.RU - июль 2007

Низкоуглеводные диеты, такие как Кремлевская диета или диета Аткинса, – это программы питания, призывающие к ограничению углеводов в рационе на основании результатов исследования, которое связывает потребление определенных углеводов с повышением уровня инсулина в крови, а повышенную чувствительность к инсулину – с метаболическим синдромом (наиболее явным симптомом которого является ожирение).

В соответствии с этими программами диетического питания, продукты, богатые легко усваиваемыми углеводами (сахарами и крахмалами), ограничиваются или заменяются продуктами, содержащими более высокий процент белков, жиров или клетчатки.

История
Теория и практика
Кетоз или синтез инсулина: что нормально?
Научные исследования
Аргументы в пользу низкоуглеводных диет
Эволюционный довод
Эскимосский парадокс
Благоприятные исследования
Аргументы против низкоуглеводных диет
Побочные эффекты
Воздействие на окружающую среду
Реакции пищевой отрасли
Составляющие диеты: мясо, овощи и клетчатка
Потеря веса, связанная с водой
Физические упражнения
Потребление углеводов сегодня и в прошлом
Питательные микроэлементы и витамины

История

Наверх

История низкоуглеводного питания в действительности насчитывает столько же лет, сколько и само человечество. Питание первых людей (так называемое питание эпохи палеолита) состояло преимущественно из мяса и жира (некоторые до сих пор это оспаривают, однако большинство антропологов и биологов соглашаются в этом вопросе). Плотоядная диета позволяла людям более эффективно добывать калории и способствовала развитию мозга. Представители человеческого вида продолжали употреблять растительную пищу, как и их древнейшие прародители, но по мере эволюции пищеварительный тракт человека разучился извлекать достаточное количество питательных веществ из большинства растений, доступных в естественной природной среде. Во времена сельскохозяйственной революции было открыто и улучшено посредством культивации и селекции большинство растений, употребляемых людьми в пищу сегодня, и благодаря этому растения в настоящее время могут покрывать большую часть потребностей человека в питательных веществах.

Эта революция ознаменовала собой возникновение сельского хозяйства, которое позволило возделывать зерновые, тем самым намного увеличив получение питательных веществ из растительных источников (по большей части в форме крахмала); тогда же появились техники приготовления пищи, которые сделали зерновые более съедобными. Это постепенно превратило человеческие сообщества из питающихся практически исключительно мясом в общества, диета которых была смешана и состояла из мяса и растений. Если судить с точки зрения временной шкалы эволюции, человечество получило возможность поддерживать жизнь с помощью вегетарианской диеты совсем недавно.

Считается, что начало современной истории низкоуглеводных диет положили Уильям Бантинг и доктор Уильям Харви (однако задолго до этого, на протяжении всей истории человечества периодически возникали различные теории, частично или полностью охватывающие рекомендации об ограничении определенных высокоуглеводных продуктов). У Бантинга, владельца похоронного бюро, страдающего ожирением, возникли проблемы со слухом. Тогда он обратился за помощью к доктору Харви, который диагностировал, что эти проблемы напрямую связаны с лишним весом (жир давит на внутреннее ухо). Он прописал диету, которая была очень похожа на современные низкоуглеводные системы питания (что указывает, что эффективность подобной диеты была известна, по крайней мере, неофициально, еще в те времена). Бантинг похудел и его проблемы со здоровьем исчезли. Это привело его к публикации в 1869 году книги «Письмо о тучности», первой из современных книг по низкоуглеводным диетам. Однако главенствующим направлением в диетологии оставалось мнение, формализованное появлением понятия калории в конце 19 столетия, заключавшееся в том, что задача управления весом связана преимущественно с контролем количества потребляемой еды.

В 1920-х годах Медицинский центр Джонса Хопкинса разработал высокожирную низкоуглеводную кетогенную диету для лечения эпилепсии. Была доказана высокая эффективность этой диеты при лечении многих форм заболевания. Поскольку в дальнейшем были разработаны лекарственные препараты, теория применения низкоуглеводной диеты при эпилепсии постепенно потеряла расположение медицинского сообщества (примечательно, однако, что она всегда использовалась в центре Джонса Хопкинса как один из видов лечения).

В 1926 году доктор Кларенс Либ опубликовал исследование истории антрополога и исследователя Вильялмура Стефанссона, жившего в течение нескольких лет с эскимосами, питание которых практически полностью состоит из мяса и жира. Несмотря на то, что Либ ожидал найти серьезные проблемы со здоровьем, он был вынужден диагностировать, что Стефанссон (как и эскимосы) имеет отличное здоровье, а диета не оказала на него никаких заметных неблагоприятных воздействий. Позднее, во время второй мировой войны, медицинским отделением «E. I. DuPont» был нанят доктор Альфред Пеннингтон для решения проблемы лишнего веса, актуальной в то время для многих работников компании. После некоторых исследований и экспериментов доктор Пеннингтон определил (отчасти вдохновленный исследованием, проведенным ранее в институте «Russel Sage Institute»), что ключом к потере веса является не общее ограничение еды, а сокращение потребления углеводов и увеличение количества белков и жиров. Разработанная им диета приобрела известность как диета «Дюпонт». В течение 1950-х годов эффективность ограничения углеводов и неэффективность ограничения калорий подтверждались различными исследованиями, например, Кеквика и Павана (1956 г.) и Макарнесса и других (1958 г.). Основным направлением в науке, однако, все еще оставалась идея ограничения калорий.

Кроме того, исследование Анселя Кейса, начатое в 1950-х годах, привело, в конечном счете, к публикации в 1980 году книги «Seven countries: a multivariate analysis of death and coronary heart disease», связавшей потребление холестерина и насыщенных жиров с заболеванием сердца. Это исследование послужило толчком к развитию современного направления низкожирового питания и препятствовало исследованию низкоуглеводных диет. Необходимо отметить, что теория Кейса не была принята всеми и всюду сразу после публикации, одним из видных противников был доктор Джордж Манн.

Несмотря на это в 1960-е годы низкоуглеводные диеты, такие как «диета военно-воздушных сил» (называемая некоторыми первой настоящей низкоуглеводной диетой) и «диета пьющего человека», переживали краткие периоды популярности. В 1972 году доктор Роберт Аткинс опубликовал книгу «Диетическая революция доктора Аткинса», которая пропагандировала низкоуглеводную диету, с успехом использовавшуюся им при лечении тысяч пациентов в 1960-х годах. Как и предшествующие книги, это издание было встречено с некоторым успехом, однако, поскольку исследования того времени демонстрировали факторы риска, связанные с избытком жиров и белков, она широко критиковалась большинством представителей медицинского общества как опасная и обманчивая, что снижало ее привлекательность на то время. Среди остального, критики указывали, что доктор Аткинс провел немного исследований для подтверждения своих теорий и основывает их чаще всего на отрывочных доказательствах. Доктор Аткинс тем не менее продолжал развивать свои теории и завоевывать последователей. В течение 1980-х и 1990-х годов эпидемия ожирения в Соединенных Штатах продолжала расцветать несмотря на популярность низкожировых диет, что постепенно заставляло многих докторов сомневаться в эффективности этого подхода. Понятие гликемического индекса было открыто в 1981 году доктором Дэвидом Дженкинсом. Это и последующее исследование демонстрировали, что многие сложные углеводы могут быть столь же вредны, сколь и сахара. В 1990-х годах доктор Аткинс опубликовал книгу «Новая диетическая революция доктора Аткинса», и другие доктора (а в дальнейшем и многие знаменитости и специалисты в области здоровья) начали публиковать свои книги, основывающиеся на тех же принципах. Это можно назвать началом периода всеобщего увлечения низкоуглеводными диетами.

В конце 1990-х – начале 2000-х годов низкоуглеводное направление стало одним из наиболее популярных в США (по некоторым подсчетам, до 18% населения соблюдало низкоуглеводную диету на пике ее популярности) и во многих других странах. Многие производители продуктов питания и ресторанные цепи отметили этот факт, как существенно повлиявший на их бизнес (в частности, компания «Krispy Kreme»). Все это происходило вопреки тому, что господствующее в медицинском сообществе мнение по-прежнему осуждало низкоуглеводные диеты как опасное направление. Стоит, однако, отметить, что многие из этих же самых докторов и институтов одновременно начали потихоньку изменять собственные советы, приближая их к низкоуглеводным рекомендациям (например, о потреблении большего количества белков, меньшего – крахмалов, сокращении потребления соков детьми). Сторонники низкоуглеводного питания внесли некоторые корректировки в собственные диеты, в большей степени акцентируя внимание на необходимости контролировать количество жиров и избегать транс-жиров. Также будет полезно отметить, что большинство крупных медицинских групп признали, что низкоуглеводная диета эффективна, по крайней мере, в краткосрочном плане. Многие из консультантов и светил в области диетологии, появившихся в то время, умышленно отдаляли себя от Аткинса и термина низкоуглеводный (из-за этих споров), хотя их рекомендации и основывались в значительной степени на тех же принципах (например, диета «Зона»). На самом деле, часто предметом спора является то, какие диеты в действительности можно называть низкоуглеводными, а какие нет. В 1990-е и 2000-е также стало появляться все больше публикаций о клинических исследованиях эффективности и безопасности (за и против) низкоуглеводных диет (особенно стоит отметить статью NEJM об исследовании Халтона и др. от 2006 г.). После 2004 года популярность данного направления в области диетологии пошла на убыль, хотя оно все еще остается довольно популярным.

Теория и практика

Наверх

Термин «низкоуглеводная» сегодня связывается, как правило, с диетой Аткинса. Однако существует множество других диет, в различной степени разделяющих те же принципы (например, «Зона», «Сила белка», «Диета южного пляжа»). Как упоминалось выше, еще до двадцатого столетия существовали диеты, построенные на тех же рекомендациях. По существу, сложно выделить общие черты этих диет и провести четкое различие между ними и другими диетическими планами. Поэтому не существует общепринятого определения, описывающего, из чего конкретно состоит низкоуглеводная диета. В данной статье мы фокусируемся на диетах, предлагающих сокращать углеводы до уровня, достаточного для значительного снижения или прекращения производства инсулина и возникновения кетоза – состояния, когда происходит синтез кетонов, используемых в качестве источника энергии вместо глюкозы.

Хотя изначально низкоуглеводные диеты разрабатывались на основании отрывочных доказательств их эффективности, на сегодняшний день теоретическая база, лежащая в основе рекомендаций о сокращении углеводов, существенно расширилась. Ключевым научным принципом, формирующим базу подобных диет, является понятие о связи между потреблением углеводов и их воздействием на сахар в крови (так называемую глюкозу крови) и производство гормонов. Уровень сахара в крови здорового человека не должен выходить за рамки довольно узкого диапазона. С регулированием уровня сахара в крови непосредственно связаны два гормона, вырабатываемых поджелудочной железой: инсулин (снижает) и глюкагон (повышает). Как правило, рацион питания в большинстве западных стран (и многих других) насыщен легко усваиваемыми углеводами, и практически каждый прием пищи вызывает значительное производство инсулина, что предотвращает кетоз и приводит к тому, что излишние калории сохраняются в виде жира (обсуждается в следующем разделе). По контрасту, низкоуглеводные диеты или, более точно, диеты, которые очень бедны углеводами, препятствуют производству инсулина и вызывают кетоз, что, по мнению некоторых специалистов, фактически позволяет организму избавляться от лишних калорий, а также от излишнего телесного жира. Хотя эти теории остаются спорными, существуют клинические исследования, связанные с эффективностью низкоуглеводных диет.

Сторонники низкоуглеводных диет, как правило, рекомендуют снижать количество усваиваемых углеводов в пище (часто их называют «чистыми углеводами», равными общему количеству углеводов за вычетом не усваиваемых) до очень низкого уровня. Это означает резкое сокращение потребления в пищу десертов, хлеба, макарон, картофеля, риса и других сладких или крахмалистых продуктов. Некоторые рекомендуют ограничить рацион всего лишь 20-30 граммами «чистых углеводов» в день, по крайней мере, на ранних стадиях диеты (для сравнения, один кусок белого хлеба может содержать от 10 до 25 грамм углеводов, и практически все они представлены в виде крахмала). Низкоуглеводные диеты часто различаются в отношении разрешенного количества углеводов, при этом либо определенные типы продуктов выделяются как предпочтительные, либо разрешаются периодические исключения и т.д. В общем и целом, все они сходятся в том, что обработанный сахар необходимо исключить из рациона или, по самой крайней мере, сильно сократить, и сходным образом, как правило, не поощряется потребление сильно обработанных зерновых (белого хлеба и т.п.). Их рекомендации в отношении количества разрешенных жиров сильно варьируются, хотя большинство наиболее популярных современных версий (включая Аткинса), как правило, рекомендуют умеренное потребление жиров.

В связи с этим следует отметить, что существует ряд диет, известных как диеты низкого гликемического индекса (ГИ) или диеты с низкой гликемической нагрузкой (ГН), в частности, диета низкого гликемического индекса Бренда-Миллера и др. В действительности, низкоуглеводные диеты являются диетами с низкой гликемической нагрузкой (и наоборот), поскольку они ограничивают именно те вещества в продуктах, которые и являются причиной высокой гликемической нагрузки. На практике, однако, диеты, называемые диетами низкого гликемического индекса/нагрузки, отличаются от тех, что называются низкоуглеводными, следующим:

1) низкоуглеводные диеты, как правило, предполагают, что все легко усваиваемые углеводы имеют одинаковое воздействие на обмен веществ, независящее от других питательных веществ. Диеты низкого гликемического индекса/нагрузки основывают свои рекомендации на реально измеренном метаболическом (гликемическом) воздействии потребляемых продуктов.

2) На практике, так называемые диеты низкого гликемического индекса/нагрузки, как правило, не рекомендуют снижение гликемической нагрузки настолько, чтобы минимизировать производство инсулина и вызвать кетоз, в то время как многие низкоуглеводные диеты предлагают именно это.

Диеты с низким инсулиновым индексом очень похожи, за исключением того, что основываются они на измерении не гликемических, а непосредственно инсулиновых реакций на пищу. Хотя рекомендации подобных диет главным образом связаны со снижением количества легко усваиваемых углеводов, также не одобряются некоторые низкоуглеводные продукты (например, говядина).

Кетоз или синтез инсулина: что нормально?

Наверх

Основными причинами споров в отношении большинства низкоуглеводных диет являются разногласия по фундаментальным вопросам: что представляет собой «нормальное» питание и как человеческое тело должно функционировать. Суть этих вопросов заключается в следующем. Легко усваиваемые углеводы (крахмалы и сахара) сразу после употребления в пищу легко расщепляются в кровяном потоке на глюкозу (сахар в крови). Чрезмерные количества глюкозы в крови ядовиты для человеческого тела (именно поэтому диабет вызывает такие серьезные проблемы со здоровьем). Как правило, если только прием пищи не содержит очень низкое количество крахмалов и сахаров, уровень глюкозы вырастает до потенциально опасных уровней. Когда это происходит, поджелудочная железа автоматически синтезирует инсулин, чтобы заставить печень преобразовывать глюкозу в гликоген (гликогенез) и триглицериды (которые могут быть преобразованы в телесный жир), таким образом снижая сахар в крови до безопасного уровня. Поэтому питание, насыщенное крахмалами или сахарами, вызывает периодические инсулиновые всплески. По сути, уровень сахара в крови сильно изменяется с каждым приемом пищи.

И наоборот, если диета очень бедна крахмалами и сахарами (низкоуглеводные диеты), уровень сахара в крови может упасть столь низко, что глюкозы будет недостаточно для снабжения клеток тела. Это состояние заставляет поджелудочную железу вырабатывать глюкагон. Глюкагон вызывает преобразование сохраненного гликогена в глюкозу, а после того как хранилища гликогена будут полностью истощены, в печени начнется синтез кетонов (кетоз) и глюкозы (глюконеогенез) из жиров и белков. Большинство клеток человеческого организма способны использовать кетоны в качестве источника энергии вместо глюкозы и, поскольку кетоны производить легче, глюкоза синтезируется лишь в небольших количествах (другими словами, в данном случае кетоз – более значимый процесс). Так как питание, бедное крахмалами и сахарами, изменяет уровень сахара в крови незначительно, прием пищи не слишком сильно воздействует на уровень инсулина (и потому разработчики подобных диет, как правило, не одобряют синтез инсулина в общем).

Рацион питания большинства людей в современных так называемых западных странах, особенно в Соединенных Штатах, включает значительное количество крахмалов (а часто и много сахаров). По сути, обмен веществ большинства западных жителей функционирует вне кетоза со значительным производством инсулина. Это рассматривается медицинской наукой последнего столетия как «нормальное состояние». Кетоз, как правило, расценивается как опасное (потенциально угрожающее жизни) состояние, которое излишне нагружает печень и вызывает разрушение мышечной ткани. Принята точка зрения, что получение большего количества калорий из белков, чем из углеводов вызывает сердечные заболевания. Большинство представителей медицинских научных кругов и специалистов в области питания все еще придерживаются этой точки зрения.

Большинство сторонников низкоуглеводных диет (особенно те, чьи рекомендации сходны с рекомендациями Аткинса) доказывают, что это метаболическое состояние (использование в качестве основного источника энергии глюкозы в крови) совершенно ненормально, и что человеческое тело должно на самом деле функционировать преимущественно в состоянии кетоза. Они утверждают, что высокий уровень инсулина может в действительности вызывать многие проблемы со здоровьем, и, что наиболее важно, способствовать сохранению жира и набору веса. Они утверждают, что заявляемые опасности кетоза безосновательны (некоторые аргументы против кетоза вызваны тем, что люди часто путают кетоз и кетоацидоз – процессы связанные, но совершенно разные). Они также приводят доводы в пользу того, что жир повышает риск сердечных заболеваний только в присутствии высокого уровня инсулина, поэтому если питание вызывает кетоз, количество жира и холестерина не столь важно (хотя большинство из них не поощряют потребление жиров в неограниченных количествах и убеждают избегать транс-жиров). Более того, в то время как инсулин в крови вызывает сохранение калорий, если организм находится в состоянии кетоза, излишние кетоны (которые содержат излишние калории) выделяются с мочой и дыханием. Многие утверждают на этом основании, что кетоз предлагает так называемое метаболическое преимущество, заключающееся в том, что тело автоматически устраняет калории, которые ему не нужны, даже при высококалорийной диете (этот аргумент еще не был подтвержден клиническими исследованиями).

Спор продолжается до сих пор, единодушного мнения пока не выработано.

Научные исследования

Наверх

Основная статья: Медицинские исследования, связанные с низкоуглеводными диетами

Из-за существенных расхождений во мнениях в отношении низкоуглеводных диет и даже различий в интерпретации результатов определенных исследований, в настоящее время сложно объективно подвести итог исследованиям таким образом, чтобы отразить единодушное научное мнение.

Хотя в течение всего двадцатого столетия проводились некоторые исследования, связанные с этим вопросом, большинство из них было осуществлено в 1990-х – 2000-х годах, то есть, по существу, относительно недавно. Их результаты до сих пор обсуждаются в медицинских кругах. Сторонники и противники низкоуглеводных диет часто ссылаются на многие статьи в поддержку своих позиций (иногда на одни и те же).

Нужно отметить, что одним из основных аргументов тех, кто критикует защитников низкоуглеводных диет, является недостаток результатов долгосрочных исследований, оценивающих риски для здоровья. Однако в 2006 году Халтон опубликовал результаты 20-летнего исследования в отношении риска коронарной болезни сердца для практикующих низкоуглеводные диеты (исследованием было заключено, что для исследованной группы риск болезни сердца, в худшем случае, не возрос).

Помимо исследований, связанных со снижением веса и сердечными заболеваниями, проводились и исследования в отношении возможных преимуществ низкоуглеводных диет при лечении диабета, рака, эпилепсии, аутизма и других заболеваний. Такие выводы, однако, в настоящее время не приняты широкой общественностью.

Для получения дополнительных сведений об исследованиях этих диет смотрите статью Медицинские исследования, связанные с низкоуглеводными диетами.

Аргументы в пользу низкоуглеводных диет

Наверх

Эволюционный довод

Наверх

В рационе человека эпохи палеолита не было круп, крахмалов и обработанных сахаров, а человеческое тело со времени неолитической революции эволюционировало незначительно, следовательно, потребления этих продуктов необходимо избегать и сегодня, а злоупотребление углеводами может вызвать нежелательные и в значительной степени неизученные последствия. В частности, это заставляет организм производить в больших количествах гормон инсулин, который стимулирует сохранение жира, а не сжигание, таким образом вызывая ожирение и его последствия (сердечные заболевания, рак, диабет 2 типа). Человек эволюционировал, чтобы питаться преимущественно мясом, и современная «эпидемия» ожирения произошла вследствие популяризации предположения, поддерживаемого пищевой отраслью и новой наукой диетологией, что низкожировой подход является более здоровым.

Сторонники низкоуглеводного питания утверждают, что акцентирование внимания исключительно на снижении потребления жиров – слишком упрощенный подход, а низкожировые диеты не становятся здоровыми автоматически. Они говорят, что западный мир страдает не от коллективного нежелания заниматься спортом, а от того, что его поощряют есть больше углеводов, что в свою очередь стимулирует аппетит и способствует потреблению большего количества еды. Некоторые заходят столь далеко, что считают, что если бы человеческое тело было на самом деле столь хрупким и восприимчивым к болезням вследствие небольших изменений в рационе, как предполагают многие врачи и диетологи, человеческий род никогда бы не смог выжить в более примитивные времена. Они убеждают, что факт эпидемии проблем со здоровьем в индустриальных странах (в особенности США) демонстрирует, что некий фундаментальный и важный аспект диеты этих людей радикально отличается от питания первых людей (и, несомненно, потребление сахаров и крахмалов представляется большим различием). Однако жизнь древних людей была намного короче, и об особенностях питания, общем состоянии и качестве жизни этих первых людей известно немногое.

Рост показателей ожирения на Западе совпадает по времени с широким распространением убеждения в том, что низкожировая высокоуглеводная диета – здоровый стиль питания. По контрасту, традиционная французская кухня, богатая жирами, дает в итоге намного более низкие показатели ожирения и хронических сердечных заболеваний, чем насыщенная сахарами американская диета, несмотря на то, что общие уровни потребления и расхода энергии одинаковы.

Эскимосский парадокс

Наверх

Вильялмур Стефанссон, канадский исследователь Арктики и этнолог, – фигура, вызвавшая большой интерес в кругах диетологов, особенно тех, кто интересуется очень низкоуглеводными диетами. Стефанссон документировал факт, что большинство эскимосов живут на безуглеводной диете, практически на 90% состоящей из мяса и рыбы, часто 6-9 месяцев в году не потребляя ничего более. Придерживаясь этой диеты, он и его коллеги, исследователи-европейцы также чувствовали себя прекрасно и не испытывали проблем со здоровьем. По просьбе медицинских властей он со своим коллегой-исследователем согласились провести исследование под покровительством журнала Американской медицинской ассоциации, чтобы продемонстрировать, что они способны просидеть на 100%-ной мясной диете в лаборатории под тщательным наблюдением первые несколько недель, а затем придерживаться ее под присмотром платных наблюдателей остальную часть года. Результаты были опубликованы в журнале АМА: оба мужчины сохранили прекрасное здоровье, не принимая витаминных добавок или чего-либо иного в пищу помимо мяса. Стоит отметить, что здоровье участников ухудшилось в течение первых нескольких недель эксперимента, когда их кормили исключительно мышечным мясом и жировой тканью, в отличие от питания эскимосов, которые едят все съедобные части животного. После того, как субпродукты были введены в рацион участников, их здоровье было восстановлено. Мозги, печень, почки, костный мозг и другие субпродукты содержат намного больше питательных веществ, чем мышечное мясо.

Благоприятные исследования

Наверх

Сторонники указывают на научные исследования, демонстрирующие эффективность и безопасность низкоуглеводных диет. Несколько независимых клинических испытаний показали, что низкоуглеводные диеты можно успешно использовать для снижения веса. В этих исследованиях было найдено, что в краткосрочном плане факторы риска возникновения сердечных заболеваний и диабета 2 типа – такие как уровень сывороточного холестерина и инсулина в крови – имеют тенденцию к улучшению, несмотря на повышенное потребление насыщенных жиров и холестерина. Исследования не были длительными и неспособны оценить воздействие диеты на здоровье в долгосрочном плане.

В исследовании, проведенном в 1965 году в больнице Навал в Окленде (Калифорния) использовалась диета калорийностью 1000 ккал, богатая жирами и ограничивающая углеводы до 10 грамм (40 калорий) в день. За десятидневный период люди, сидевшие на этой диете, потеряли больше телесного жира, чем группа, подвергшаяся полному голоданию (Benoit et. Al. 1965). Некоторые защитники низкоуглеводного питания называют это метаболическим преимуществом подобных диет.

Более подробные результаты исследования можно найти по адресу http://www.nutritionj.com/content/3/1/9.

Аргументы против низкоуглеводных диет

Наверх

В 2004 году канадское правительство постановило, что на продуктах, продаваемых в Канаде, нельзя делать пометки о низком содержании или отсутствии углеводов, поскольку сокращение углеводов не считается полезным для здоровья. При этом к 2006 году необходимо полностью избавиться от «низкоуглеводных» и «безуглеводных» упаковок. Это не «аргумент против низкоуглеводных диет», а маркетинговая регулятивная акция, нацеленная на устранение злоупотреблений. Отметки о низком содержании жиров и соли этими постановлениями не запрещаются.

Побочные эффекты

Наверх

Критики утверждают, что низкоуглеводные диеты не лишены вредных побочных эффектов. Сокращение потребления пищевой клетчатки, которое часто происходит при значительном снижении количества углеводов в рационе, может привести к запорам, если не принимать добавки. Например, за это критиковали вводный этап диеты Аткинса (отметим, что в настоящее время диета Аткинса рекомендует принимать дополнительную клетчатку на первом этапе).

Повышенное потребление продуктов животного происхождения может привести к увеличению количества насыщенных жиров и холестерина в рационе, что некоторые диетологи связывают с повышением риска болезней сердца. Кроме того, существует гипотеза, что связанное с диетой изменение кислотности крови может привести к истончению костей. Эта гипотеза, однако, неверно основана на распространенном заблуждении, что кетоз – это то же, что и кетоацидоз, о чем уже упоминалось ранее в этой главе. Одним из верных признаков диеты, состоящей из слишком малого количества жиров и слишком большого количества белков, является заметный запах аммиака в моче.

Ограничение углеводов может привести к дефициту питательных веществ, получаемых из полезных углеводов, особенно из фруктов, овощей и цельных круп, которые считаются важной частью сбалансированной диеты. Частично это можно возместить употреблением в пищу различных субпродуктов и рыбы. Большинство низкоуглеводных диет акцентируют внимание на потреблении углеводов в виде свежих овощей вместо круп и мучных изделий.

Воздействие на окружающую среду

Наверх

Поскольку изменения в привычках 6 миллиардов людей за долгий срок привели к громадному количеству поглощенной еды, необходимо отметить, что рост мирового населения в течение последних нескольких столетий был возможен только благодаря злаковым культурам. Пастбища низкого качества раньше подходили только для выращивания скота, и были превращены в поля зерновых только благодаря массовым правительственным дотациям, удобрениям и пестицидам.

Выращивание скота вместо потребления растительной пищи имело низкую эффективность использования энергии – из животной пищи может быть получено лишь около 3% энергии, потребленной скотом. Однако мясо и молочные продукты насыщены белками и другими питательными элементами. Часто также более экономично разводить скот, а не пытаться использовать территорию для выращивания злаков, особенно если климатические условия совершенно не подходят для злаков и съедобных овощей. Кроме того, пастбище требует меньше удобрений, пестицидов и культивации, чем злаковое поле, и его воздействие на окружающую среду вероятно меньше, чем поля такого же размера.

Также необходимо обратить внимание, что частично вышеприведенный аргумент подразумевает, что низкоуглеводная диета должна включать потребление мяса (особенно жвачных) в больших количествах. Хотя многие последователи низкоуглеводных диет, несомненно, так и поступают, немногие (если вообще какие-либо) из разработчиков диет утверждают, что это требование. Например, диета, в основе которой лежит потребление сои и/или рыбы, может быть столь же бедна углеводами, да и жирами, но не требовать при этом увеличения в рационе количества мяса животных, обитающих на суше.

Реакции пищевой отрасли

Наверх

Производителям продуктов питания приписывается коммерческое воздействие на растущую популярность низкоуглеводных диет в последние годы. Например, в мае 2004 года компания «New World Pasta» начала судебный процесс о защите от банкротства, заявляя, что низкоуглеводные диеты снижают спрос на макароны. В том же месяце «Krispy Kreme Doughuts» известила инвесторов, что ее прибыль будет ниже прогнозируемой, и возложила вину за снижение спроса на низкоуглеводные диеты.

Другие производители воспользовались преимуществами тенденции. В ответ на растущий потребительский спрос, за последние годы пищевая индустрия выпустила на рынок множество низкоуглеводных продуктов, а рестораны все чаще предлагают низкоуглеводные меню. В подобных продуктах и блюдах богатая углеводами пшеничная мука, как правило, заменяется насыщенной белками соевой мукой, а вместо сахара добавляются искусственные подсластители, такие как сукралоза и сахарные спирты.

Низкоуглеводное направление вызвало множество споров, которые породили много мифов и неправильных представлений.

Составляющие диеты: мясо, овощи и клетчатка

Наверх

Некоторые из тех, кто придерживается низкоуглеводной диеты, потребляют в пищу больше красного мяса и колбасных изделий, и большинство специалистов в области низкоуглеводного питания (хотя не все) на самом деле позволяют включать в рацион больше жирного мяса, чем создатели других диет. Однако популярные низкоуглеводные диеты, как правило, поощряют потребление птицы, рыбы и сходных типов мяса в больших пропорциях, чем говядины и жирных свиных продуктов. В действительности, стоит отметить, что возможна и вегетарианская низкоуглеводная диета, хотя она обычно требует применения в качестве основы диеты соевых продуктов, например, тофу (другие типы бобовых обычно содержат слишком много крахмала, поэтому неприемлемы в качестве основного источника белка).

Низкоуглеводная диета может включать овощи, хотя многие из популярных в англоязычных странах овощей не очень подходят из-за того, что богаты крахмалом и/или сахаром (например, картофель, кукуруза и т.п.). Однако, существует множество разнообразных овощей, которые не так насыщены сахаром и крахмалом (например, шпинат, цветная капуста, брокколи, зеленая фасоль). В действительности, большинство основных низкоуглеводных диет усиленно пропагандируют питание, сбалансированное необходимой для здоровья долей овощей.

Многие низкоуглеводные диеты сильно ограничивают потребление фруктов в общем, поскольку большинство из них содержит значительное количество сахаров. Эти диеты обычно, однако, не запрещают фрукты полностью. Как правило, питательные вещества, имеющиеся в насыщенных сахарами фруктах, содержатся и в овощах, поэтому ограничение фруктов в рационе не вызовет дефицита важных питательных веществ.

Более старые (до Аткинса) низкоуглеводные диеты рассматривали в качестве основных источников проблем рафинированные сахара и крахмалы, но не углеводы в целом. Когда книга «Диетическая революция доктора Аткинса» была впервые опубликована в 1972 году, она очернила все углеводы как нездоровые, включая клетчатку. Спустя некоторое время, главным образом после того, как было определено и развито понятие гликемического индекса, выяснилось, что клетчатка и некоторые другие углеводы, такие как сахарные спирты, не усваиваются человеческим телом, а, следовательно, не влияют на сахар в крови и не приводят к синтезу инсулина в больших количествах. Более того, были обнаружены полезные свойства клетчатки, вследствие чего Аткинс и другие изменили свои рекомендации, проведя различия между «плохими углеводами» (крахмалами и сахарами) и другими углеводами (например, клетчаткой). Это привело к появлению понятия «чистых углеводов» (другое название «плохих углеводов»), названных так в связи с тем, что они обычно вычисляются как общее количество углеводов за вычетом количества не усваиваемых. По существу, сегодня термин «низкоуглеводная диета» не совсем точен, поскольку большинство из этих диет больше не приветствуют строгое ограничение всех типов углеводов.

Потеря веса, связанная с водой

Наверх

В течение первой недели-двух низкоуглеводной диеты потеря веса происходит во многом благодаря уходу воды, удерживаемой в теле (многие доктора говорят, что присутствие высокого уровня инсулина в крови вызывает необязательное сохранение воды в организме). Однако это кратковременный эффект и он совершенно не связан с общим снижением веса благодаря потере излишнего телесного жира, к которому эти диеты могут привести.

Физические упражнения

Наверх

Приводились аргументы, что низкоуглеводные диеты в действительности вызывают слабость или усталость, давая некоторым повод предполагать, что низкоуглеводное питание нельзя сочетать с повышением физической активности. Защитники низкоуглеводных диет обычно оспаривают предположения, что такие диеты вызывают слабость или истощение (за исключением первых дней), и на самом деле наиболее усиленно рекомендуют занятия спортом в качестве одного из аспектов здорового образа жизни.

Потребление углеводов сегодня и в прошлом

Наверх

В течение всей истории питание человека значительно изменялось, и утверждение, что наиболее распространенные сегодня диеты представляют собой принципы питания, которые всегда соблюдались людьми, – в лучшем случае, преувеличение. Установлено, что в двадцатом столетии потребление сахара на душу населения в США и Соединенном Королевстве росло быстрыми темпами. Потребление крахмалов также повысилось. Более того, хорошо известно, что питание первых людей состояло в основном из мяса, и что переход к потреблению крахмалов и сахаров в больших количествах произошел намного позднее. Современное увлечение жителями стран Запада очень богатыми углеводами низкожировыми диетами на самом деле возникло относительно недавно и обязано своим появлением по большей части исследованию Анселя Кейса.

Питательные микроэлементы и витамины

Наверх

Низкоуглеводные диеты, как правило, рекомендуют прием мультивитаминных и минеральных добавок в дополнение к пище, что может привести некоторых к убеждению, что последователи этих диет испытывают дефицит питательных веществ. Однако основная причина этих рекомендаций заключается в том, что если переход от высокоуглеводной к низкоуглеводной кетогенной диете быстр, организм проходит этап приспособления к новому рациону, в течение которого ему могут потребоваться дополнительные витамины и минералы (это связано с высвобождением организмом излишних жидкостей, которые сохранялись во время высокоуглеводного питания). Другими словами, тело испытывает временный стресс при быстром изменении диеты на низкоуглеводную, также как это произошло бы при быстром переходе к высокоуглеводной диете. Само по себе это не доказывает, что какой-либо тип диет приводит к дефициту питательных веществ. Необходимо также отметить, что вопреки рекомендациям большинства разработчиков диет, некоторые люди решают избегать овощей вообще с целью свести к минимуму количество углеводов. Такая диета более вероятно вызовет дефицит питательных веществ (некоторые оспаривают и это, основываясь на таких случаях, как история Вильялмура Стефанссона).

Перевод статьи http://en.wikipedia.org/wiki/Low-carbohydrate_diet

БАРИАТРИЯ - самый эффективный на сегодня в мире метод ПОХУДЕНИЯ и УДЕРЖАНИЯ ВЕСА после ПОХУДЕНИЯ.  

ДНЕВНИКИ бариатрических пациентов – информация из ПЕРВЫХ РУК

Расскажем ВСЕ об операциях для похудения +7-925-750-25-15



Вывод из запоя недорого запой вывод на дому недорого.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100